Детектив из интернета. Сколько можно заработать на услугах бизнес-разведки.

«Жучки», скрытые камеры и уличная слежка — прошлый век, решил бывший оперативник Игорь Бедеров. Он основал агентство деловой разведки, которое работает в интернете. Выручка в лучшие месяцы достигает 1,5 млн руб.

 0

Фото: Владислав Шатило / РБК

Однажды в CABIS обратился владелец строительной компании, который разыскивал своего бывшего партнера — тот вывел из бизнеса внушительную сумму и скрылся. «Он был по уши в долгах, выезд за границу был закрыт. В первую очередь мы решили искать его в регионе прописки, на территории Ленинградской области», — рассказывает основатель CABIS Игорь Бедеров. Заказчик передал агентству имевшуюся у него личную информацию о партнере — о семейном статусе, увлечениях, интересах. На основе этих данных аналитики нашли аккаунт злоумышленника «ВКонтакте», хотя фамилия и большая часть данных на странице были вымышленными. Там Бедеров нашел аккаунты его гражданской жены и сына. Фотографии, которые выкладывали родственники, были привязаны к местности — iPhone автоматически определяет геопозицию фотографа и делится ей в соцсети. Оказалось, что каждые выходные семья проводила в одном из поселков Ленинградской области. Нужный дом аналитики нашли с помощью «Яндекс.Карты». Заказчик к тому времени уже подал заявление в полицию, поэтому правоохранители быстро выехали и арестовали партнера-должника.

Юрист компании «Зарцын и Партнеры» Севан Авалян поясняет, что в методах CABIS нет ничего незаконного, пока агентство работает с открытыми государственными базами данных или информацией, опубликованной пользователями добровольно — это, например, информация из социальных сетей, блогов и других интернет-ресурсов: после опубликования она получает статус общедоступной.

Бедеров три года служил старшим оперуполномоченным криминальной милиции ГУВД Санкт-Петербурга, а затем еще несколько лет проработал начальником службы безопасности в торгово-промышленной компании ЗАО «Северный Текстиль». После этого он решил создать агентство безопасности, которое обслуживало бы компании на аутсорсинге: штатным «безопасникам» нужно платить зарплату, а стороннее агентство можно привлекать под конкретные задачи, что дешевле. «Рынок кибермошенничества развивается огромными темпами, все больше преступлений «переезжают» в онлайн. А традиционные службы безопасности часто не готовы менять методы работы», — говорит Бедеров.

В 2014 году Бедеров уволился и основал агентство CABIS (Consulting Agency of Business Intelligence & Safety). Сосредоточиться он решил на интернете — использовать базы данных, страницы в соцсетях, публикации в СМИ, геотеги и IP-адреса. По словам Игоря, на рынке бизнес-разведки работает несколько десятков компаний, часть из которых («Р-Техно», «Информант» и другие) использует те же открытые данные и аналитические методы. «Конечно, я не был первопроходцем, но рынок конкурентной разведки до сих пор остается небольшим. Конкуренции как таковой я не чувствую — мы даже не толкаемся локтями», — говорит Бедеров.

Деловая разведка в России начала развиваться с начала 2000-х годов: тогда на рынке появились крупные игроки, говорит Бедеров. Толчок развитию рынка дала программа электронного правительства: после 2009 года в открытом доступе стали появляться массивы данных о физических и юридических лицах — базы судов, ФНС, ФМС, ФССП. Одновременно к тому же моменту проникновение интернета выросло до такой степени, что анализ данных из Сети стал давать реальные результаты. Основатель сервиса интернет-разведки Sorge Олег Громов добавляет, что рынку пошло на руку ухудшение экономической ситуации. «Кризис поставил бизнес в условия «игры на выбывание», каждая активность конкурента превратилась в ощутимый удар по прибыли». По его словам, сегодня около 60% игроков на рынке деловой разведки используют интернет-ресурсы в качестве основных источников информации. Интернет не панацея, работа с источниками в Сети дает только от 10–50% необходимой информации и не исключает работу «в поле» — наблюдение за работой объекта, личные встречи с источниками информации и телефонные звонки, отмечает при этом основатель агентства «Информант» Борис Воронцов.

Первоначальные вложения Бедерова были небольшими — на аренду офиса в Санкт-Петербурге, покупку трех компьютеров, операционного обеспечения (программа SiteSputnik) и доступа к базам данных («Интегрум», «Юнирейт24», «Инфолоджик», СПАРК) потребовалось около 200 тыс. руб. собственных накоплений. Предприниматель нанял двух петербургских аналитиков, которых знал по работе в органах. Лицензии на работу CABIS не потребовалось: в отличие от частных детективов агентство не оказывает услуги сыска и не представляет собранные данные в суде.

Для продвижения своих услуг Бедеров решился на необычный для этого рынка шаг — завел блог, где стал рассказывать о типичных нарушениях и методах борьбы с ними. Это помогло ему привлечь первых клиентов, говорит он.

90% клиентов CABIS — юридические лица. Типичная услуга — проверка контрагентов перед заключением сделки, сотрудников перед приемом на работу, мониторинг активности компании в СМИ и оценка деловой репутации. Для этих целей аналитики, как правило, обращаются к базам ФМС, ФНС, СПАРК, «Интегрум» и различным агрегаторам, анализируют открытые данные и предоставляют заказчику экспертный вывод о том, можно ли доверять контрагенту или будущему сотруднику. Разовая цена таких услуг — 1–5 тыс. руб., можно купить абонемент за 20–50 тыс. руб.

«В наших методах нет ничего сверхъестественного, — говорит Бедеров. — Но заказчику нужна не просто выписка из баз данных, ему нужен вывод». Сотрудники CABIS отслеживают «плохие адреса», на которые зарегистрировано множество юрлиц, фиктивных директоров, которые управляют сотнями компаний, и другие типичные признаки фирм-однодневок.

«Например, мы видим компанию с многомиллионным оборотом, которая официально занимается куплей-продажей нефтепродуктов, но зарегистрирована в однокомнатной квартире с еще десятью компаниями», — рассказывает Бедеров. Очевидно, что это транзитная фирма, с помощью которой владельцы уходят от налогов: связываться ли с таким контрагентом — большой вопрос.

Другой пример — тендер выигрывает компания, прежде неизвестная на рынке. Сопоставление даты и места ее регистрации и данных владельца позволяют понять, что эта компания была создана специально для участия в конкурсе, а владеет ей однокурсник топ-менеджера, которому было поручено этот тендер провести. Десятиминутное расследование позволяет клиенту Бедерова попробовать оспорить результаты конкурса.

Помимо таких «рутинных» заказов CABIS периодически осуществляет более серьезные проекты: розыск интернет-мошенников, поиск пропавших людей, сбор информации для журналистских расследований (например, агентство расследовало продажи военных наград для портала «Охрана.ру»). Средний чек таких услуг доходит до 150–200 тыс. руб.

«Пропавший груз нам вернули уже через два дня после начала расследования, все было сработано очень четко», — рассказывает финансовый директор Лужского консервного завода Елена Трушина. Завод отправил фуру с консервами в военную часть в Севастополе, но груз вовремя не прибыл, а водитель перестал выходить на связь. Доставкой крупных грузов с завода занималась транспортная компания «Движок Лоджистик», которая, в свою очередь, арендовала фуры и нанимала водителей для перевозок. «Нам предоставили все необходимые документы, сканы прав и паспорта водителя, которые, как потом выяснилось, оказались подделкой», — вспоминает Трушина. «Движок Лоджистик» обратилась в CABIS.

Бедеров решил, что мошенник постарается быстро продать консервы. «Товар был военной маркировки, поэтому мы очень быстро нашли объявления о его продаже в интернете», — вспоминает Игорь. Выйти на связь с продавцами не составило труда. После этого агентство обратилось в правоохранительные органы: вместе с сотрудниками полиции аналитики организовали проверочную закупку, подтвердили подлинность груза, арестовали его и вернули на склад завода. На этой операции CABIS заработало 300 тыс. руб.


Экономика слежки

Выручка CABIS в 2015 году составила 6 млн руб., в среднем в месяц — 400–500 тыс. руб. Бизнес высокорентабельный и не требует серьезных операционных затрат — чистая прибыль за тот же 2015 год составила 3 млн руб. Основные статьи расходов CABIS — арендная плата за офис и ФОТ.

В штате компании кроме Бедерова работает два сотрудника, еще 40 специалистов в разных областях (IT, работа с детектором лжи, сыск) периодически привлекаются в Москве, странах СНГ и Европы, в Израиле и США по трудовым договорам. Для штатных аналитиков установлена ставка 30 тыс. руб. в месяц, остальной их доход складывается из процентов от выполненных заказов. Размер такой премии зависит от вклада исполнителя в дело, но не может превышать 30% от прибыли по итогам выполненного задания. По словам предпринимателя, вознаграждение сотрудников доходит до 150 тыс. руб. в месяц.

За день аналитик, как правило, совершает 40–50 рутинных проверок: такая работа обычно приносит около половины выручки агентства (200–300 тыс. руб. в месяц). Но доходы резко растут, когда появляются крупные заказы. Рекордный месяц принес 1,5 млн руб. Так, однажды к Бедерову обратился клиент, который хотел отследить перемещение группы предполагаемых мошенников по странам Восточной Европы. «Сначала он пришел к частному детективу, который предложил прослушивать мобильные телефоны всех членов группировки и выставил огромный счет — около 1 млн руб. Во-первых, это незаконно, а во-вторых, попросту нереально: если в России есть шанс договориться с опером, который устроит прослушку в рамках дела, над которым работает, то за границами страны это невозможно», — говорит Игорь. Он предложил альтернативу: отслеживать, с каких IP-адресов злоумышленники выходили в Сеть, какие посещали сайты и что размещали в соцсетях. Стоимость работ снизилась в несколько раз.

IP-адреса CABIS получает с помощью снифферов — это ссылки, которые ведут на сайт с открытым для сотрудников CABIS логом. Достаточно человеку кликнуть по такой ссылке, например, в письме или «лайкнуть» фото, как интернет-детективы смогут отслеживать его IP.

Иногда Бедеров участвует в операциях правоохранительных органов. «Помощь правоохранителям я рассматриваю как некий вклад в будущее. Не сегодня-завтра сотрудник полиции выйдет на пенсию или уволится и пойдет работать, скорее всего, в одну из служб безопасности, а значит, мы можем получить постоянный поток заказов оттуда», — объясняет Игорь. Один из успешных примеров работы с органами — предотвращенная акция экстремистов в Петербурге. С помощью анализа страниц группировки в социальных сетях аналитики вышли на организаторов акции, установили слежку за их перемещениями и раздали ориентировки сотрудникам органов. «В итоге всех участников поджидали уже на выходе из метро», — вспоминает предприниматель.

Изучать приходится не только контрагентов, но и сотрудников клиентов. Однажды CABIS по заказу одной из сетей строительных гипермаркетов выявил торговлю мимо кассы. Помог поиск по картинкам от Google. Забив в строку поиска уникальное фото товара, аналитики обнаружили несколько сайтов, на которых было размещено объявление о его продаже, но продавцом выступала не компания-заказчик, а частное лицо. Как правило, на таких досках объявлений указано имя и телефон продавца, а иногда электронная почта и аккаунт в соцсетях. Эти данные вывели аналитиков на одного из сотрудников гипермаркета, который и торговал налево.

Иногда в агентство обращаются частные лица — обычно с просьбами найти пропавших людей. В 2015 году Бедеров раскрыл резонансное дело с исчезновением в Петербурге молодой девушки. По словам предпринимателя, следствие считало, что девушку убили, но за три месяца так и не смогло найти ни одной зацепки. Аналитики CABIS обнаружили, что на заброшенной странице девушки «ВКонтакте» сразу после ее исчезновения появился новый подписчик. IP-адрес владельца этого нового аккаунта привел агентство в монастырь. «Девушку преследовала цепь трагических событий в личной жизни — ее молодые люди умирали один за другим. Она решила удалиться от мирской жизни, не сообщая об этом родным, но интернет помог найти ее даже в монастыре», — рассказывает Игорь. История закончилась хэппи-эндом: девушка вернулась к родным.

Главной проблемой интернет-разведчиков Бедеров называет консерватизм участников рынка. Большая часть как заказчиков CABIS, так и конкурентов — бывшие сотрудники органов безопасности. «Это очень распространенная схема: в последние годы сокращения в органах достигли пика. Уволенные опера чаще всего ищут место или в службах безопасности, или в частных агентствах», — объясняет Бедеров. Но бывшие сотрудники органов любят действовать по старинке, редко используют все возможности интернета. «Агентства, агрегирующие информацию из интернета, предлагают клиентам более оперативную и полезную аналитику, чем те, кто использует классическое офлайновое наблюдение и общение с источниками — это сокращает не только срок выполнения задачи, но и стоимость», — говорит основатель Sorge Олег Громов. По его расчетам, объем рынка деловой разведки в России сейчас составляет 336 млн руб., а к 2018 году может вырасти вдвое.

По словам Громова, в США работает около 200 агентств конкурентной разведки, которые, как и CABIS, используют анализ открытых данных в интернете. На западе также развит рынок интернет-проектов, которые в автоматическом режиме собирают данные из открытых баз, агрегируют их и выдают заказчику готовую справку.

Бедеров собирается создать такой инструмент — онлайн-сервис по проверке кандидатов при приеме на работу и действующих сотрудников: на сайте можно будет оставить запрос и получить агрегированные данные о человеке из баз ФССП, БКИ, с сайтов ГАС «Правосудие», ФМС, МВД, социальных сетей и СМИ.

Источник: rbc.ru